Contema

Как я побыла француженкой, или Почему мы так боимся не понравиться иностранцам?

Обожаю гулять. Особенно по Москве. Это мой родной город, и с каждым уголком Москвы у меня связаны какие-то воспоминаниями. В Москве есть несколько мест, которые я особенно люблю, например, Арбат. А еще я очень люблю район, в котором выросла, и одну улицу недалеко от дома.

Эта улица очень длинная и живописная, с одной ее стороны находится лес, а с другой - проезжая часть дороги, где помимо машин, которых за последние годы прибавилось, проезжают красивые красные и желтые, а иногда даже белые и голубые, трамвайчики. Невероятно романтично. Я люблю просто шагать по этой улице со своим неизменным компаньоном - мобильным телефоном, я слушаю Алессандро Сафину и фотографирую все, что привлечет мое внимание. Я просто не могу устоять перед красиво изогнутой веточкой, резным дубовым листочком, желудями или пеньком с кучкой грибов! А эта прелестная ворона, переминающаяся с ноги на ногу и недоверчиво косящаяся на меня? Такой кадр я упустить никак не могу! Сниму-ка я ее на камеру! Вот так, раз - и готово!

Сколько же воспоминаний связано у меня с этой улицей! Когда-то я каталась здесь на роликах и самокате, училась ездить на велике, да так и не научилась, а еще поблизости находится конюшня, где раньше стояла моя лошадь, и после утренней тренировки в манеже, а затем плавания в бассейне, я гуляла по этой улице, народу там никогда не было, а красивый пейзаж давал мне заряд бодрости на целый день.

Вот и сейчас, пока я в Москве, я возобновила прогулки по этой улочке. И вот я иду и любуюсь трамвайчиками, шишечками и деревцами. Время от времени останавливаюсь, чтобы пофотографировать какой-то объект или просто уходящую вдаль дорогу. Народу - никого, и это меня радует, ведь в Москве в последнее время очень мало мест, где можно уединиться.

Вдруг я замечаю двух молодых людей, работников «Жилдорстроя», убирающих опавшие листья. Увидев меня, они прекращают работу, оглядывают меня с ног до головы и, видимо, обсуждают. Я прохожу мимо и через какое-то время совершенно о них забываю.

Дойдя до прудика, я поворачиваю обратно и на том месте, где я пересеклась с молодыми людьми, я вижу теперь только одного парня. Опять нескромный взгляд в мою сторону, и мне почему-то ужасно хочется превратиться в невидимку! Я делаю погромче музыку и вдруг замечаю необычную березу - ее ветки на фоне голубого неба напоминают кружево - это чудо обязательно нужно сфотографировать! Музыку приходится прервать, иначе функция фотоаппарата в телефоне не работает. И тут мою идиллию с природой нарушает крик:

- Девушка! Деееееееевушка! Деееееее-вууууушка! Блин, ты, что ли, глухая?!

Я знала, я чувствовала, что этим дело закончится, что парень обязательно ко мне обратится (ведь грести целый день листья - с ума сойти можно!), хотя, конечно, он не мог не видеть, что в моих ушах наушники, следовательно, слышать его я не могу. И, конечно же, он видит, что я занята фотографированием.

Услышав «Девушка!», я уже готова была откликнуться, осталось только запечатлеть березу, но последовавшая вслед за обращением фраза меня шокировала.

А парень уже направил ко мне свои стопы...

- Девушка, а на каком основании ты тут ходишь?

Что? Я не ослышалась? На каком основании я хожу по улице, по которой хожу с тех пор, как научилась ходить? Интересно, что же он скажет дальше...

- Девушка, а на каком основании ты тут все фотографируешь?

Ничего себе! А что, здесь находится какой-то секретный объект? Или прежде чем сфотографировать ворону, нужно договориться с ее менеджером? А на каком основании этот парень задает мне эти вопросы? Да еще таким тоном! Нет, надо срочно что-то делать. Но что? Наорать на хама и опуститься до его уровня? Честно говоря, это не в моем стиле. Прочитать нотацию о том, как нужно обращаться к незнакомкам на улице? Вряд ли это на него воздействует. Записать на диктофон монолог парня и подать жалобу в «Жилдорстрой»? Засмеют - я же не во Франции! Между тем, парень приближается ко мне, размахивая специальной электрической штуковиной, предназначенной для уборки листьев. Думай, думай, что делать!..

- Девушка, а я к тебе обращаюсь... - парень машет штуковиной.

- Pardon? - я поворачиваюсь к нему и одариваю его улыбкой.

- Девушка, а че ты тут... - он подходит все ближе и ближе.

- Pardon, Messieur?.. Vous dites?.. - продолжаю придуриваться я.

- Аааа... Ээээээ... А че ты... - парень начинает что-то мямлить.

- Messieur? Desole... Je vous comprends pas… - развожу я руками и продолжаю улыбаться.- Аааа... ты... вы... Вы - француз? - уточняет у меня «месье» с отвисшей челюстью.

- Oui, oui! Francais! Paris! Moscou! J’adore! - выкрикиваю я, как мне кажется, наиболее знакомые для его ушей слова и отчаянно жестикулирую.

- Ой, я никогда, никогда не видел французов! Первый раз, ой... Ай... - парень столбенеет, практически склоняется передо мной в реверансе, а все его нелепые вопросы, ухмылка и хамоватый тон куда-то исчезают.

Пользуясь его замешательством, я обхожу опасную электроштуковину, машу парню рукой, еще раз «обзываю» его месье и начинаю сматывать удочки. Я злюсь. Ну почему к гражданке Российской Федерации он обращается «глухая», а перед «француженкой» расстилается по асфальту?! Сам парень - приезжий, так почему же он так себя ведет в чужом городе? Я даже представить себе не могу, чтобы, находясь во Франции (да в любой стране и любом городе!), я бы обратилась к кому-нибудь: «Эй, ты че, глухой? А че ты тут делаешь?»

Я давно заметила, что к иностранцам у нас особое отношение, как-то мы их очень любим и очень боимся ударить перед ними в грязь лицом. Но почему? Ведь сами иностранцы иностранцев не очень жалуют, особенно, если те еще и язык знают неважно. Но у нас совсем другое дело! Да мы в лепешку расшибемся, но иностранцу покажем себя с лучшей стороны! Во что бы то ни стало мы должны им понравиться! Хотя... Не к каждому иностранцу такое отношение, все зависит от того, откуда он. А своих соотечественников мы почему-то совсем не уважаем. Не потому ли нас не уважают за границей?

Может, мне стоило сказать тому парню, что я не француженка? Интересно, как бы он тогда себя повел? А так, возможно, после нашей встречи он почувствовал себя «месье» и теперь иначе обращается к девушкам...

Наверное, я так и не смогу найти ответ на свой вопрос. Но мне бы очень хотелось, чтобы люди уважали друг друга - в нашей стране, за ее пределами, да и во всемирной паутине тоже... Ведь это, вроде бы, не так уж трудно, n'est-ce pas?
Предыдущий пост
« Следующий пост
Следующий пост
Предыдущий пост »